Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

СААКАШВИЛИ представил судебную реформу! Продажным судьям КОНЕЦ. Все этого ждут!.видео

Ликвидация КСУ, пересмотр статуса ВСУ, снижение числа судов и т.п. Юристы оценили рациональность и реалистичность подобных планов

Глава исполнительного комитета Национального совета реформ при президенте Украины Михеил Саакашвили предложил полностью изменить украинскую систему судов и в разы уменьшить их количество.

По словам экс-президента Грузии, судебная реформа в любом случае будет проведена, если не будет создана широкая общественная коалиция вокруг президента и Верховной Рады с конкретной целью – полностью поменять судебную систему и дать справедливость украинскому народу.

Саакашвили говорит, что сама система изнутри себя не поменяет, ведь на всех уровнях власти имеет своих людей. В то же время он предлагает опереться на людей, которые «реально хотят перемен». «Поэтому мы обязательно прорвем эту пропасть, и в Украине обязательно произойдет исчерпывающая судебная реформа, даже если для этого нужно будет использовать инструменты прямой демократии», – подчеркнул Саакашвили.

Что ж, к различным судебным реформам в тех или иных вариантах в Украине уже давно все привыкли – и судьи, и граждане, и власть. Есть ли в новых планах рациональное зерно, наконец, насколько они реалистичны?

Среди запланированных Саакашвили изменений новой концепции судебной реформы – следующие.

1. Изменение системы контроля судов

Предлагается ликвидировать Высший совет правосудия и Высшую квалификационную комиссию судей.

Вместо них планируют создать единый орган судебного контроля с функциями:

  • отбор и переаттестация судей;
  • рассмотрение дисциплинарных дел по жалобам на судей;
  • мониторинг судейской доброчестности;
  • материально-техническое обеспечение судебной системы.

2. Уменьшение количества судов

Планируется уменьшить количество судов с 764 до 200: ликвидировать административные и хозяйственные суды и создать Окружные центры правосудия.

3. Пересмотр статуса Верховного Суда

Эксперты ОПРР указали, что задачей Верховного Суда должно быть формирование судебной практики.

«Это должен быть маленький суперсуд, имена и фамилии судей будет знать вся страна, они будут тщательно отбираться, контролироваться и формировать судебную практику», – пояснил Саакашвили.

Для построения выигрышной стратегии защиты клиента в суде существуют современные диджитал-сервисы, которые помогают облегчить работу адвоката. Аналитическая система анализа судебных решений Verdictum предоставляет доступ к 85 млн судебных решений и помогает оперативно изучить позицию конкретного судьи и коллег в подобных делах. Кроме того, система дает доступ к расписанию судебных заседаний и загруженности судей. Получите доступ к Verdictum.

4. КСУ

Что касается Конституционного Суда, то в ОПРР считают, что его судьбу должны решить граждане путем референдума.

Предлагается создание Конституционной палаты в Верховном Суде.

5. «Суд в смартфоне»

В ОПРР предлагают развить инициативу «государство в смартфоне» и создать «суд в смартфоне». Отмечается, что это даст возможность онлайн подавать иски, оплачивать судебные сборы, передавать судебные доказательства, отслеживать состояние рассмотрения дела, получать копии решений.

6. Система альтернативного правосудия

«Расширение применения медиации, особенно для семейных споров; возрождение третейских судов, привлечение иностранных судей и использование иностранного права в инвестиционных спорах – создать платформу для пилотного проекта по использованию английского права», – отмечают в ОПРР.

Также предлагают ликвидировать монополии проведения судебных экспертиз исключительно государственными экспертными учреждениями в уголовных процессах.

Кроме того, планируется введение практики суда присяжных в категориях особо важных и социально опасных преступлений.

«А также создать Высший административный суд, куда граждане будут обращаться на решения государственных органов. Доступ к таким судам будет облегчен, процедура будет более быстрой и прозрачной», – предлагают в ОПРР.

Теперь, без оценок с нашей стороны – слово предоставляется: адвокату, управляющему партнеру адвокатского объединения «Клочков и партнеры» Владимиру Клочкову и председателю правления Фонда DEJURE Михаилу Жернакову.

Система контроля и уменьшения количества судов: предложения правильные, но надо менять не только названия, но и людей и принципы работы

Идея хорошая, ВККС, ВСП и ГСА вполне можно объединить в один орган, но… «Важно, чтобы такая реформа не стала очередной реформой по смене названия, без изменения принципов работы, как это часто бывает. Важно не то, как будет называться структура или будет ли она одна или три (как сейчас), а важна эффективность ее работы», – говорит Владимир Клочков.

Володимир Клочков
Владимир Клочков

Рассматривая полное изменение судов, управляющий партнер адвокатского объединения «Клочков и партнеры» пока не понимает, как это будет в действии. В любом случае он видит такие проблемные вопросы: перезапуск судов (опять набор судей и т.д.); множество судебных дел, которые в связи с изменением судов будут рассматриваться заново; расходы Государственного бюджета на организацию этого всего.

Предложение создать один новый орган судейского управления вместо нескольких, а также новых админсудов вместо «легендарного» Окружного суда города Киева – это хорошо, но, опять же, есть одно «но». «Другое дело, что принципиально нет разницы каким образом организационно это будет выглядеть, потому что главное – кто будет внутри всех этих органов. Но об этом – ни слова», – отмечает Жернаков.

Кроме того, председатель правления Фонда DEJURE говорит, что не имеет никакого значения сколько судов. «Поскольку вопрос не в количестве, а в их качестве. Мы должны говорить о том, что делать с 76% граждан, которые не доверяют судьям. Что делать с тем, что 112 из 113 судей Киевского апелляционного суда берут взятки? Что делать с Киевским Окружным судом? Что делать с недобросовестными членами Высшего совета правосудия? И так далее, и так далее», – отметил Жернаков. То есть, сколько бы этих судов не было – 1000, 600 или 200 – это ничего не изменит, если те же люди останутся на должностях.

Статус Верховного Суда: надо сначала с апелляционными судами разобраться

По мнению Михаила Жернакова, Саакашвили никакого пересмотра статуса ВСУ не предлагает, а просто говорит, что ВСУ должен стать судом прецедента. Но этот суд уже такой. «Он принимает обязательные для нижестоящих судов решения. Не знаю, каким образом можно сказать, что это сначала будет маленький суд (…) Как непонятно и то, куда девать огромное количество кассационных жалоб в таком случае. Очевидно, если делать маленьким Верховный суд, то нужно сильно ограничить доступ к кассации. И чтобы подавляющее большинство дел оставалась на уровне апелляции. А апелляционные суды … Они сегодня наименее реформированы из всех судов в Украине, утверждает эксперт. Поэтому это просто из разряда фантастики. «Конечно, неплохо было бы когда-то это сделать, но точно не сейчас», – добавил он.

«Суд в смартфоне»: идея тоже правильная, но надо заметить – это уже вводилось и уже… провалено

Все это и сейчас используется, но требует доработки, говорят эксперты.

«Подача исков по месту жительства, правосудие на местах, выездные заседания – это все звучит замечательно, но правосудие на местах и ​​выездные заседания – требуют хорошей технико-организационной поддержки, подача исков по месту жительства истцов вопрос положительный для защиты прав. Все эти моменты очень положительные и требуют однозначно улучшений», – считает Клочков.

Сначала надо наполнить эту идею содержанием, а уже потом, говорит председатель правления Фонда DEJURE, о чем-то конкретно говорить. «Ведь о чем вообще идет речь? Только об отправке процессуальных документов? Ну, так это уже реализовано в сервисе «Электронный суд», точнее – реализовано еще в 2016 году, но так и не запущено. Высший совет правосудия вместе государственной судебной администрацией и при Петре Порошенко, и при Владимире Зеленском все это просто провалили», – утверждает Жернаков.

Альтернативное правосудие: оно тоже уже есть – безупречно честных судов нет

Украинское арбитражное законодательство и сейчас никак не ограничивает право сторон в выборе арбитров. Более того, закон также не ограничивает право сторон выбирать арбитражный институт или арбитраж ad hoc с местом арбитража в Украине или за ее пределами.

Михайло Жернаков
Михаил Жернаков

«Просто этим никто не пользуется. Потому что гораздо дешевле и проще купить в суде соответствующее решение. По моему мнению, альтернативные способы разрешения споров заработают только в двух случаях: во-первых, когда стороны между собой договорятся, что они в суд не пойдут, а пойдут «куда-нибудь», а, во-вторых, когда будут понимать, что в государственном суде получить справедливое решение – гораздо дольше и гораздо дороже. Вот тогда они будут выбирать себе какого-то другого медиатора», – комментирует Жернаков. А пока одна из сторон может купить какое-то решение, даже если она не права, то никто ее не убедит идти куда-то еще, говорит он. «Более того, если стороны между собой заключают договор, и хотят, чтобы их рассматривал не украинский суд, а, например, английский или стокгольмский арбитраж, то они заранее могут предусмотреть все это в договоре. То есть, это уже давно реализовано», – добавил эксперт.

Прецедентное право: звучит заманчиво, но требует полной перезагрузки

Что касается использования английского права, то это может вызвать только сложности в судебной системе Украины (подготовка судей, адвокатов и т.д.), считает Клочков. «Поскольку английское право – прецедентное право, и в Украине оно не используется. То есть это полная перезагрузка законодательного урегулирования правоотношений в Украине», – отметил адвокат.

Ликвидация КС и создание Конституционной палаты в ВС: не поможет, пока система отбора «конституционных» судей не будет изменена

Предложение ликвидировать Конституционный суд путем референдума, ну, это… Не знаю, кто Саакашвили такое предложил/подсказал, но это очень опасно, утверждает Жернаков. По его словам, это точно не тот вопрос, на который можно дать ответ на референдуме. «Доверие к Конституционному Суду действительно низкое. Последние его решения, в частности, о признании неконституционными статей о незаконном обогащении и принятия заведомо неправосудного решения, вместе с «пленками Вовка» свидетельствуют о том, что Суд не является независимым. Но причина этой проблемы – не существование КС как такового, а порядок его формирования. А референдум может иметь опасные долгосрочные последствия для государства со слабыми демократическими институтами, как Украина. КСУ должен существовать. Должен, потому что это соответствует украинской правовой традиции. Поэтому воплощение этой идеи… Думаю, Украине это точно не поможет. Что поможет? Ввести новую процедуру отбора судей КС с проверкой их на доброчестность единой конкурсной комиссией для всех субъектов назначения. Уже через два года после этого в Конституционном Суде будет работать большинство действительно независимых и профессиональных судей», – убеждает глава правления Фонда DEJURE.

И – про обобщения…

Жернаков: «Однозначную оценку дать невозможно. С одной стороны, концепция содержит полезные и правильные вещи, а с другой – вредные. Говорить о чем-то усредненном – это, как о температуре в палате. Но… Мы сейчас должны говорить не о количестве судей или электронном судопроизводстве, а о том, как нам избавиться от нечестных судей, а в первую очередь тех, кто этих судей держит на должностях – это я, в частности, о Высшем совете правосудия и Окружном админсуде города Киев. Потому что сейчас это выглядит как перестановка мебели, а нам нужно менять суть».

Клочков: «Очень важный момент – вопрос упрощения доступа к правосудию. То есть дальнейшая разработка системы “суд в смартфоне” и максимальный уход от излишней бумажной работы с переходом на электронный обмен документами – это положительно идет в ногу со временем и уже такие процессы запущены. В случае ликвидации ВСП, ВККС и ГСА – возможно, в этом и есть рациональное зерно по созданию единого органа, но, опять же, пока не известны все нюансы организации такого органа.

Что касается полного изменения судебной системы путем создания новых судов, ликвидации административных и хозяйственных, использования английского права – все это очень сложный и длительный процесс. И говорить о его необходимости можно только после нормальной отработки всех процессов, предсказания действий на «десять шагов вперед», поскольку в Украине уже сколько раз проводили судебную реформу… Эффективности судебной защиты прав пока не добились, а только видим загруженность судов, длительность судебных процессов и сложность в доступе к правосудию. Поэтому заявлять сейчас можно многое, вопрос в реализации».

Что бы быть в курсе последних новостей подписывайтесь на наш Telegram-канал.

Будем благодарны за репост!

Комментарии отключены.